История комнатного цветоводства в России

Начало цветоводства

Началом именно “комнатного” цветоводства в Европе можно считать появление первых зимних садов. До этого цветы разводили в садах и огородах, но в дома их не заносили: в Европе просто почти не было цветов, которые не могли бы перенести холодную зимовку на улице. Первые зимние сады появились в XIII веке, а чуть позже при многих королевских дворах начали устраивать “оранжереи”. Как понятно из названия, в основном в оранжереях выращивали цитрусовые для королевских кухонь. По-настоящему же комнатные растения в современном понимании появились в эпоху великих географических открытий, когда из Америки, Азии и Африки было вывезено множество новых экзотических цветов.

В России начало комнатного цветоводство принято связывать с именем Петра Первого, но это не совсем так. Началось все не при Петре, а при его не менее прогрессивном отце – Алексее Михайловиче.Аптекарские огороды

Собственно, сады и огороды в те времена на Руси были повсеместно: и при монастырях, и при царских дворцах, и при домах обычных горожан. Улицы наших городов поражали иностранцев своим простором и обилием цветов и зелени: они-то привыкли к каменным улочкам европейских городов, где какая-то зелень растет разве что в кадках или на балконах.

Уже в XVI веке при многих аптеках начинают появляться “аптекарские огороды”, где выращивают целебные травы. При Алексее Михайловиче в Москве было три таких больших огорода и множество мелких – при домах аптекарей и знахарей.

Тогда же на террасах Кремлевского дворца и на крышах некоторых боярских домов устраивали “висячие сады” – летом там росли многочисленные цветы, а также арбузы, которые были, наверно, самым популярным экзотическим фруктом XVIII века.

Но висячий сад трудно назвать “комнатным” – все-таки функционирует он только летом, а зимой крышу заносит снегом. Впрочем, и о “хоромных” садах упоминания есть. Скорее всего, на зиму в помещения заносили любимые померанцевые деревья Алексея Михайловича – о них источники тоже упоминают.

Самая первая экзотическая гостья, появившаяся в России – это американская агава. Агава – вообще одно из первых растений, которое было вывезено из Америки. Она быстро распространилась по всему Средиземноморью в качестве декоративного цветка, и в конце XVIII века ей можно было любоваться уже и в Москве.Американская Агава

При Петре Первом экзотические растения начали выращивать уже целенаправленно. Им был устроен Ботанический сад на Аптекарском острове. Первоочередной задачей было, конечно, выращивание лекарственных трав, но и второй задачей – собирать и выращивать растения “куриозные” – не пренебрегали, Петр экзотику любил. Занимался садом немец Иоганн Буксбаум – он стал первым профессором ботаники в Академии Наук, целенаправленно изучал русскую флору, совершал экспедиции по России и собирал интересные растения.

При Елизавете Петровне на царский стол регулярно подавались выращенные в ботаническом саду ананасы, дыни и арбузы. На протяжении XIX века именно этот сад обладал крупнейшей в Европе коллекцией растений.

Еще одна построенная при Петре Первом оранжерея появилась в Петергофе. Созданное в стиле барокко в 1722-1725 годах здание было надежно защищено от сквозняков, а влажность тут поддерживал фонтан “Тритон” расположенный в самом центре оранжереи. Основной задачей было сохранение экзотических растений зимой: летом они стояли в кадках на улице и украшали садовые дорожки.

В середине XVIII века одна из самых известных оранжерей была устроена в усадьбе Кантемира – в нынешнем Царицыно. Сохранилась опись, из которой мы знаем ее “ассортимент”: там росли гвоздичные деревья, фиги, лимоны и померанцы, персики, груши, алоэ, виноград и даже ананасы.

Как мы видим, в XVIII веке зимние сады и оранжереи имели вполне утилитарное значение – там выращивали фрукты к столу и сохраняли зимой растения, которые летом украшали открытые сады. С началом рационального XIX века на первый план выходит функция познавательная.Ухо Наполеона

В 30-е годы в Петербурге строятся все новые и новые оранжереи и зимние сады: в Ботаническом саду Аптекарского острова, в Ботаническому саду Лесного института – и знать приходит туда посмотреть на разные заморские диковинки, а ученые активно изучают привезенные с далекого юга и востока незнакомые растения.

Впрочем, и частных зимних садов становится все больше. Если в XVIII веке иметь собственную оранжерею было модным и дорогим капризам, то сейчас небольшие садики строятся почти в каждом особняке.

Какие же растения держали наши предки в таких домашних садах? Мы уже упоминали померанцы и лимоны, агавы и алое. Примерно тогда же становятся популярными пальмы и похожие на пальмы юкки, драцены и цикасы – растения, которые и сейчас мы знаем, как самые неприхотливые. Уже в начале XIX века в домах можно найти королевскую бегонию (народное название одного из ее сортов “Ухо Наполеона” сохранилось именно с1812 года). И, конечно же, в оранжереях цвели розы и азалии, а на клумбах – луковичные лилии или голландские тюльпаны.

Вернуться к оглавлению

Настоящий бум

Настоящий “бум” комнатное цветоводство переживает во второй половине XIX века. Экзотические растения из Америки и Азии уже достаточно распространились и стали относительно доступны для обывателя, а держать дома цветы становится привычным и нормальным.

Пальму первенства, разумеется, держит сама пальма – это самый популярный цветок в дворянской среде. Количество и размер комнатных пальм являлся показателем благосостояния дома – ведь чем больше растение, тем оно дороже. Кроме пальм популярны похожие на них юкки и драцены – и сегодня без этих цветов ни обходится ни одно общественное или офисное помещение.

Как раз в конце XIX века появляется Пальмовая оранжерея в Ботаническом саду на Аптекарском острове (а еще раньше – Большая субтропическая оранжерея).

Несколько лет модными были “висячие сады” – то есть попросту на крыши домов вытаскивали кадки с пальмами. Однако довольно быстро мода прошла – таскать тяжелые горшки было неудобно, а на крышах они страдали от превратностей северной погоды: все-таки крыша петербургского особняка – это не террасы Московского Кремля.Александр 3

Дешевле пальм, но не менее популярны, были фикусы: редкий купеческий или священнический дом обходился без них. Фикусы, например, долгое время росли у поэта Брюсова, выходца из московской купеческой семьи (потом он, правда, все-таки заменил их на более дорогие и экзотические пальмы-латании).

Беднота довольствовалась цветами попроще – геранями да бальзаминами. Помните, с чего начинаются “Бедные люди” Достоевского? Герой романа Макар Девушкин разглядывает окошко своей возлюбленной, на котором стоит горшок с бальзамином, а потом дарит ей еще два бальзамина и герань. Геранью героиня восхищается – на ней такие красивые цветы – “пунцовые с крестиком”, и спрашивает – а не слишком ли это дорогой подарок?

Еще одно популярнейшее растение того времени, которое и сейчас остается любимым многими – кротон. У известного петербургского садовника В. Степанова была целая теплица кротонов, и он очень успешно их продавал и даже выводил новые сорта. Например, один из сортов – с темно красными листьями – был назван в честь Александра III.

Много усилий селекционеры прилагали, чтобы вывести розы, пригодные для комнатного выращивания. Мы знаем, что окончательно этого не случилось и по сей день – все комнатные розочки остаются исключительно капризными созданиями. Но в те времена, когда в домах еще были погреба и холодные комнаты, вполне можно было осуществить прохладную зимовку. С ноября по февраль розы зимовали, а вот с февраля уже выставлялись в комнатах – с тем, чтобы к апрелю зацвести.

Разведение цветов сознательно популяризировалось как средство для развития у народа вкуса к красоте и благородству. В 1898 году вышел в печать фундаментальный труд М. Гесдерфера под названием “Комнатное цветоводство”. На протяжении более чем 80-ти лет он стал “библией” всех любителей комнатных цветов: его несколько раз переиздавали, печатали в журналах отдельными главками и пересказывали на все лады.

В первые десятилетия XX столетия, период, который мы называем Серебряным веком, особенно распространилась любовь к экзотическим, странным и необычным растениям. Именно тогда во многих домах появились орхидеи: орхидея – цветок вычурный и непривычный – стала как бы символом всей культуры этого времени. Орхидеи изображались на виньетках поэтических журналов, в виде орхидей делали женские украшения, орхидеи рисовали популярные художники – и конечно, орхидеи разводили. Первая отечественная демонстрация орхидей прошла в 1908 году в рамках юбилейной российской выставки садоводства. Устроители выставки постарались создать как бы уголок живой естественной среды: орхидеи, как и положено, росли на корягах и пнях. Была устроена красивая подсветка – словом, отличий от современных выставок орхидей почти не было.

Вернуться к оглавлению

Упадок и процветание

С началом революции цветоводство пришло в упадок. Те, кто успел эмигрировать, разумеется, не вывозили своих коллекций, зимние сады разрушались, а ботанические сады пришли в упадок.

Погибла, например, большая часть уникальных коллекций Ботанического сада на Аптекарском острове. В 20-ые годы там осталась функционировать только одна пальмовая оранжерея – туда были перенесены остатки растений.

Комнатные цветы были объявлены символами мещанства, герани и фикусы на подоконниках обличались, как несоответствующие революционному духу, и уничтожались.

И только с конца 30 годов постепенно начинается возрождение – советская власть, укрепившись, начинает заботиться о природе. Организуются первые заповедники, в школах появляются “живые уголки”. Некоторые виды орхидей практически исчезли из России и приходилось давать объявления в газету о поиске редких цветов. В 1937 году даже выходит книжка, посвященная таким живым уголкам, в предисловии к которой сказано, что комнатное цветоводство незаменимо в деле “материалистически-эволюционного” просвещения масс, и все редкие растения должны стать массовой цветочной культурой.

Зимние сады из дворянских особняков и дворцов перекочевывают в Дома культуры. Один из самых больших и известных зимних садов, существовавших в советское время – сад при ДК Ленсовета в Ленинграде. Он, кстати, успешно функционирует и сейчас.

В советский период эстетикой не интересовались, но науку поддерживали. Например, в школах тему “вегетативное размножение растений” частенько изучали на декоративно-лиственных бегониях (бегонии действительно способны размножаться практически в любых условиях, даже школьных). В действительно интересной и популярной книжке Верзилина “Занимательные растения”, рассчитанной на подростков, описывались разные научные эксперименты, которые школьники могут сами произвести. Главы так и назывались: “Что можно сделать с фикусом?”, “Что можно сделать с кактусом?” и т.д.

Самыми популярными растениями советского периода, кроме дедовских фикусов и гераней, были почти неубиваемые традесканции, аспарагусы, плющи и бегонии. Выращивали лимоны и мандарины из косточек, в учреждениях стояли все те же латании или монстеры: в хрущебах крупномеров не выращивали – ставить было некуда.

В 80-ые начала складываться даже “народная мифология” вокруг комнатных растений: популярный плющ многие до сих пор считают “мужегоном”, а монстеру – “энергетическим вампиром” (что неудивительно – частенько монстеры стояли в поликлиниках, где редко кто чувствовал себя хорошо), кактусы “защищают дом от воров”, а алое “служит оберегом”.Орхидея

В 70-80-ые настоящий бум переживает отечественное кактусоводство. В 1983 году выпускается великолепная книга Александра Урбана “Колючее чудо” с красочными иллюстрациями, чуть раньше – классическая “Книга о кактусах” Залетаевой.

Примерно тогда же появляются “кактусные” ряды на знаменитом “Птичьем рынке”. Только там можно купить литопсы, астрофитумы, пародии или мамиллярии. Простые любители кактусов чаще всего довольствуются самыми обычными гибридными эхинопсисами, которые на темных окнах вытягиваются и деформируются, цветут плохо, но зато исправно дают “деток”, которыми можно поделиться с друзьями. Популярны и лесные кактусы – “декабристы”: главное их достоинство в том, что они зацветают зимой, скрашивая темные декабрьские будни.

Тогда же в 1983 году издательство “Наука” выпускает наиболее полный и универсальный труд по комнатному цветоводству – книгу Саакова, посвященную оранжерейным и комнатным растениям. Книга выпущена небольшим для тех времен тиражом, всего 50 тысяч экземпляров, и сейчас остается раритетом: многочисленные современные энциклопедии комнатного цветоводства во многом ее повторяют.

В голодные и холодные девяностые слишком многим было не до цветов, но зато сейчас комнатное цветоводство снова успешно распространяется. Вновь стало возможно просто купить в магазинах орхидеи, экзотические суккуленты, хищные росянки, герани всех оттенков, новые гибриды королевских бегоний и многое другое. Свое место в мировом сообществе заняли отечественные селекционеры узумбарских фиалок; регулярно проводятся выставки кактусов и редких орхидей. Издается многочисленная литература, а на интернет-форумах цветоводы свободно делятся опытом.

Так что можно смело сказать, что именно сейчас отечественное комнатное цветоводство переживает золотой век.